суббота, 4 сентября 2010 г.

Глава 6. Фрагмент 3

Благодарим за участие в переводе Елену Дорожкину из Харькова!

К весне мы находились на 7-ом месте, и все еще оставался шанс вырваться в зону еврокубков на следующий сезон. 27 марта мы принимали «Милан». К тому времени они проиграли только в одной встрече, набрав 46 очков из 56 возможных, и тешились 9-очковым преимуществом над «Ювентусом». Победа «Милана» гарантированно принесет им титул, имея в запасе 5 игр; даже ничья принесла бы им место в отборочных играх Скудетто (в Серии чемпионство не определяется по разнице голов; если 2 команды финишируют на одной строке, победителя определит очная встреча).
Это была великая игра во всех смыслах. Между клубами «Наполи» и «Милан» до сих пор существовала вражда. В конце 1980-х, Серия А была неким противостоянием между миланскими голландцами (Рууд Гуллит, Ван Бастен и Фран Райкаард) и неаполитанцами Марадоной и Карекой.
До сих пор многие считают, что Скудетто «Милана» в сезоне 1987-88, первое их Скудетто за девять лет и первое в блестящей серии триумфов Капелло-Сакки, досталось нечестно. В том сезоне «Наполи» позволил «Милану» обойти себя за последние туры чемпионата, разбазарив преимущество, которым они владели большую часть сезона. Многие неаполитанцы убеждены, что Каморра, неаполитанская мафия, попросту продала Скудетто «Милану» и их президенту, миллиардеру Сильвио Берлускони. Несколько лет назад эта теория вновь всплыла в сборнике сочинений начальной школы Неаполя, озаглавленным «Я надеюсь, что сделаю это». Один из школьников написал, что Берлускони заплатил Каморре «1 тысячу миллиардов долларов США» в обмен на Скудетто. Все это смешно, конечно. Нет никаких доказательств, подтверждающих эту теорию.
Тем не менее, это важно, поскольку укоренилось в сознании неаполитанцев. Десятилетний ребенок, который написал сочинение, просто отобразил взгляды тех, кто окружает его. До сих пор многие неаполитанцы уверены, что, если бы «Милан» не «купил» титул, то история могла быть переписана. «Милан» никогда бы не выиграл Кубок Чемпионов в следующем году (или через год), тренер Арриго Сакки был бы уволен, Гуллит и Ван Бастен никогда бы не стали живыми легендами. В то же время боль от упущенного Скудетто не привела бы Марадону к наркотикам, «Наполи» выиграл бы несколько титулов (включая еврокубки, для хорошего счета), и Диего по-прежнему был бы Королем Неаполя. Кто знает, он, возможно, по-прежнему играл бы в футбол.
Все это может показаться нелепым, но имеет большое значение в иллюстрации менталитета большинства населения Неаполя. Вот почему победа над «Миланом» была и остается до сих пор столь важной.
Все ожидали, что «Милан» возьмет свое в игре с нами. Мы лишились ключевых игроков, таких как Феррара и Терн, но нам удалось удержать ворота сухими большую часть игры. А потом, минут за десять до конца, случилось немыслимое.
Бузо выиграл мяч на своей половине поля и сделал долгий пас вперед. Я был единственным игроком «Наполи» на половине «Милана», так что я догнал мяч, обработал его и побежал вверх по левому флангу. Я обыграл Кристиана Пануччи и сократил расстояние к воротам, встретив Франко Барези и Стефано Эранио, которые вернулись из центра поля. Сделав финт, я обработал мяч пяткой. Это самый большой мой трюк в карьере, на который мне удалось купить соперников. Я не только оставил в дураках Барези и Эранио (оба были игроками Итальянской сборной, как и Пануччи), я также обманул голкипера Себастьяно Росси. Он был уверен, что я собираюсь навесить мяч, мой разворот полностью обхитрил его. Я сильно ударил по мячу и наблюдал, как он просвистел под перекладиной.
Этот гол был одним из величайших, которые я когда-либо забивал, а также одним из самых важных. Он отложил празднования «Миланом» Скудетто на неделю и практически гарантировал нам место в Кубке УЕФА.
Это был триумф, полное и абсолютное торжество – для меня и для клуба. Я начинал тот сезон будучи деморализованным и стремился доказать людям, что они ошибались. Мне удалось закончить сезон на высокой ноте. Итальянская пресса выбрала меня лучшим игроком команды, и пошли разговоры о моем первом приглашении в Сборную.
Примерно в то же время Липпи сказал мне, что он принял предложение «Ювентуса» на следующий сезон. Он попросил меня вернуться в Турин вместе с ним. У него были большие планы относительно меня, он хотел поставить на мой успех, который я обрел в «Наполи».
«Паоло, ты и я великолепно работаем вместе, - сказал он мне. - Пойдем со мной в Ювентус. В этот раз все будет иначе».
Я был польщен его предложением, несмотря на мое слово не возвращаться назад в «Юве». Технически, я был по-прежнему игроком «Ювентуса», поскольку моя аренда в «Наполи» заканчивалась летом. Мой контракт истекал в июне, что еще больше усложняло положение. Увы, это были дни, предшествующие «делу Босмана».
Игроки без контракта не могли быть подписаны бесплатно, как это можно делать сейчас. Тогда надо было заплатить предыдущему клубу игрока определенную сумму, основанную на параметрах, установленных УЕФА, которые отражали возраст и зарплату игрока. В моем случае сумма отступных составляла около 3 миллионов фунтов.
В «Наполи» также сказали мне, что заинтересованы во мне. Президент, Элленио Галло, уверял меня, что заплатит «Ювентусу» эти три миллиона фунтов, чтобы предложить мне постоянный пятилетний контракт. Я терзался сомнениями.
С одной стороны, у меня была возможность продолжить работу с Липпи и вернуться в «Ювентус» победителем. Это была бы сладкая месть тем, кто сомневался во мне.
С другой стороны, я был героем в Неаполе. Я полюбил город, фанов, а Бетта и Людовика были счастливы здесь, у нас был все, чего можно пожелать.
Я переговорил с Беттой и сказал Липпи, что не поеду с ним. Я хотел остаться и помочь восстановить «Наполи». Он был расстроен, но, думаю, он понял мою позицию.
Оглядываясь назад, это был один из кардинальных моментов моей карьеры. Если бы я сделал другой выбор, если бы я последовал за Липпи в Турин, могла измениться не только моя жизнь, но и курс итальянского футбола.
Липпи сказал мне, что если я вернусь в «Ювентус», то буду играть в атакующем треугольнике вместе с Виалли и Раванелли. Девятнадцатилетний Алекс Дель Пьеро, который пришел из молодежной команды в прошлом году, был бы отправлен в аренду. Мое решение изменило обе наши карьеры. Вместо того, чтобы отправиться в какой-то маленький клуб Серии «А», Дель Пьеро остался в «Юве» и провел потрясающий сезон, который превратил его в звезду. Я мог быть на его месте. «Ювентус» выиграл три из четырех следующих чемпионатов, а также Кубок Чемпионов в сезоне 1995-96. Я мог бы играть ключевую роль в этих триумфах. Кто знает, я мог также стать игроком Национальной сборной. В конце концов, парни вроде Ди Ливио и Джанлуки Песотто, которые не превосходили меня, имели долгую картеру в Сборной, во многом благодаря Липпи.
Однако мне не нравится спрашивать себя "А что если бы?" Я не люблю смотреть назад с сожалением. Дела могли обернуться лучше, но могли и ухудшиться. Невозможно это узнать. И, так как я счастлив своей теперешней жизнью, я могу честно сказать, что ничего бы не поменял в прошлом. Если бы я вернулся в «Ювентус», тогда, возможно, никогда бы не уехал за границу, никогда бы не играл в Шотландии и Англии, я бы попросту мог не быть тем, кем являюсь сегодня.
Надо сказать, я дорого заплатил за свое решение. Пока сезон подходил к концу, я все ждал, когда «Наполи» выкупит меня у «Юве» и предложит мне новый контракт. Шли недели, но ничего не случилось. Фаны «Наполи» направили петицию в клуб, подписанную 15 000 суппортерами, требуя от Галло сохранить меня в команде.
Тем не менее, выяснилось, что клуб был практически банкротом. Галло, президент, искренне делал мне обещания, но он просто не располагал средствами, чтобы их осуществить. Я должен был предвидеть такой поворот событий, ведь мы не получали зарплату шесть месяцев. Но, в глубине души, я хотел верить, что все сложится. Хотел верить, что как-нибудь «Наполи» найдет деньги, чтобы выкупить меня.
Если бы я знал, что у клуба нет денег, то я, наверное, принял бы предложение Липпи. Однако все повернулось иначе, и ситуация весьма усложнилась.

Комментариев нет:

Отправить комментарий